Одна соната Моцарта успокаивает мозг людей, страдающих эпилепсией, и мы, наконец, можем узнать, почему.

Согласно новому исследованию, соната Моцарта, которая может успокоить эпилептическую мозговую активность, может получить терапевтическую силу благодаря мелодиям, которые вызывают чувство удивления.

Исследование 16 пациентов, госпитализированных с эпилепсией, которые не реагировали на лечение лекарствами, укрепило надежды на то, что музыку можно использовать для новых неинвазивных методов лечения.

«Наша главная мечта - определить «антиэпилептический» музыкальный жанр и использовать музыку для улучшения жизни людей, страдающих эпилепсией», - сказал Роберт Куон (Robert Quon) из Дартмутского колледжа, соавтор исследования, опубликованного в Scientific Reports.

Соната Моцарта для двух фортепиано ре мажор K448 известна своим влиянием на познание и другую мозговую деятельность, но исследователи все еще пытаются понять, почему.

В этом исследовании ученые проигрывали отрывки сонаты и других музыкальных произведений для пациентов, оснащенных дачиками, имплантированными в головной мозг, чтобы отслеживать возникновение межприступных эпилептиформных разрядов (interictal epileptiform discharges, IEDs) - кратковременных, но опасных событий в мозге, которыми страдают эпилептики между приступами.

Они обнаружили, что межприступные эпилептиформные разряды уменьшились после 30 секунд прослушивания, со значительным воздействием на части мозга, связанные с эмоциями.

Когда они сравнили реакцию со структурой произведения, они обнаружили, что эффекты усиливаются при переходах между более длинными музыкальными фразами - фразами, которые длились 10 секунд и более.

Куон говорит, что результаты показывают, что более длинные фразы могут вызывать чувство предвкушения, а затем отвечать на него неожиданным образом, «создавая положительный эмоциональный отклик».

Так называемый «эффект Моцарта» стал предметом исследования с тех пор, как в 1993 году ученые заявили, что у людей, слушавших K448 в течение 10 минут, улучшились навыки пространственного мышления.

Последующее исследование проверило влияние K448 на различные функции и расстройства мозга, включая эпилепсию.

Но авторы заявили, что это первая попытка разбить наблюдения, основанные на структуре сонаты, которую они описали как «организованную контрастными мелодическими темами, каждая из которых имеет свою собственную лежащую в основе гармонию».

Как и в предыдущих исследованиях, пациенты не показали изменений в мозговой активности при воздействии других слуховых стимулов или музыкальных произведений, отличных от K448, даже тех, которые принадлежат их любимым музыкальным жанрам.

Пациенты в этом исследовании слушали 90 секунд работы Вагнера, характеризующейся изменением гармонии, но «без узнаваемой мелодии».

Прослушивание Вагнера не имело успокаивающего эффекта, что побудило исследователей вернуться и сосредоточить внимание на мелодии, столь же важной в K448.

В исследовании отмечается, что для дальнейшего тестирования можно использовать другие тщательно отобранные музыкальные произведения для сравнения, чтобы в дальнейшем точно определить терапевтические компоненты сонаты.

Источник: Science Alert

Похожее видео

Исследователи из Калифорнийского технологического института создали двуногого робота, который сочетает ходьбу с полетом, чтобы создать новый тип передвижения, что делает его исключительно проворным и способным к сложным движениям.

Это глубоководное животное удивило ученых OceanX, когда они заметили его на камеру во время экологического исследования кораблекрушения в Красном море.

Появляется все больше свидетельств эффективности музыки, в частности сонаты Моцарта для двух фортепиано ре мажор (K448), в снижении иктальной и интерктальной эпилептиформной активности.

Этот робот очень похож на тараканов. Если вид бегающего жука заставляет вас извиваться, вы можете отвести взгляд - новый робот размером с насекомое, созданный исследователями из Калифорнийского университета в Беркли, может бегать по полу почти со скоростью стремительного таракана. Такие мелкомасштабные роботы могут быть полезны в поисково-спасательных миссиях, протискиваясь и прогибаясь в местах, где собаки или люди не могут поместиться или куда им может быть слишком опасно идти.